О передаче полномочий по включению в реестр от арбитражных судов в ведение арбитражных управляющих

Открытое письмо по законопроекту № 598603-7


2019 — 12:17 Депутатам Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации


От инициативной группы ведущих российских юридических фирм, представителей общественности и юридического научного сообщества, арбитражных управляющих


Открытое письмо в связи с рассмотрением законопроекта № 598603-7 О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» (в части уточнения порядка включения требований кредиторов в реестр)


Уважаемые депутаты,

В настоящее время Вами рассматривается внесённый Верховным Судом Российской Федерации и принятый в первом чтении законопроект № 598603-7 "О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)»" (в части уточнения порядка включения требований кредиторов в реестр).


Одним из ключевых положений этого законопроекта является радикальное изменение порядка первичного рассмотрения требований кредиторов — передача этого полномочия из арбитражных судов в ведение арбитражных управляющих.


В связи с этим мы, будучи постоянными участниками дел о банкротстве и, в силу этого, находясь «на острие» предлагаемой реформы, считаем необходимым донести до Вас следующее консолидированное мнение.


Прежде всего мы всецело поддерживаем замечания, высказанные при рассмотрении проекта в первом чтении уважаемым Михаилом Евгеньевичем Бугерой — все описанные риски действительно объективно имеют место, а реформа на практике не достигнет заявленной цели существенной «разгрузки» банкротных составов арбитражных судов.


Однако мы считаем, что этими замечаниями нельзя ограничиться, поскольку указанная реформа не только не достигнет этой цели, но и отбросит отечественные механизмы банкротства в развитии на много лет назад. Причины тому мы видим следующие.


Причина первая — фактически реформа приведёт к тому, что «судью первой инстанции» для всех кредиторов и для должника будет выбирать первый заявитель. Если говорить предельно просто — рассмотрение требования кредитора в деле о банкротстве представляет собой аналог рассмотрения обычного иска в обычном суде.


1. Но в обычном суде судья для рассмотрения дела выбирается из состава судей случайным образом с помощью механизма автоматизированного распределения или руководством суда, а истец никак не может влиять на этот выбор (по крайней мере, законными способами). В деле же о банкротстве кандидатуру арбитражного управляющего или СРО, из которой он назначается, предлагает первый заявитель (см статьи 38 и 39 Закона о банкротстве). И суд может отказать в утверждении этой кандидатуры только в случае несоблюдения закрытого перечня формальных требований.


Таким образом, в случае, если полномочия по первоначальной проверке обоснованности требований кредиторов и включению их в реестр будет передано арбитражному управляющему, получится, что «судья первой инстанции» будет выбираться лицом, которое объективно заинтересовано в как можно меньшем количестве реальных кредиторов (и неважно, будет ли этим заявителем кто-то из кредиторов или сам должник).


Мы полагаем, что никто из Вас не согласился бы на подобное в обычном деле с Вашим участием, вне зависимости от того, что написано в законе про «обязательность добросовестности и беспристрастности» для выбранного другой стороной «судьи».


Так почему для дел о банкротстве должно быть сделано исключение? Кроме того, согласно п1 ст47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Реформа же, по сути, предполагает отход от этого конституционного принципа.


Причина вторая — реформа в существующем виде позволяет лишать должника и кредиторов фактической возможности ознакомления с документами, на которых основаны требования других кредиторов, путём «миграции» управляющего. Из первой указанной причины неизбежно произрастает и вторая.


В тексте принятого в первом чтении законопроекта нет ни слова о том, где, когда и как в течение отведённых 30 дней должен предоставляться пресловутый «доступ» к документам, на которых основано требование кредитора (при том, что объём таких документов может исчисляться сотнями и тысячами листов накладных, актов, выписок по счетам и т.д.), несмотря на то, что обоснованные возражения против требования кредитор