О передаче полномочий по включению в реестр от арбитражных судов в ведение арбитражных управляющих

Открытое письмо по законопроекту № 598603-7


2019 — 12:17 Депутатам Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации


От инициативной группы ведущих российских юридических фирм, представителей общественности и юридического научного сообщества, арбитражных управляющих


Открытое письмо в связи с рассмотрением законопроекта № 598603-7 О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» (в части уточнения порядка включения требований кредиторов в реестр)


Уважаемые депутаты,

В настоящее время Вами рассматривается внесённый Верховным Судом Российской Федерации и принятый в первом чтении законопроект № 598603-7 "О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)»" (в части уточнения порядка включения требований кредиторов в реестр).


Одним из ключевых положений этого законопроекта является радикальное изменение порядка первичного рассмотрения требований кредиторов — передача этого полномочия из арбитражных судов в ведение арбитражных управляющих.


В связи с этим мы, будучи постоянными участниками дел о банкротстве и, в силу этого, находясь «на острие» предлагаемой реформы, считаем необходимым донести до Вас следующее консолидированное мнение.


Прежде всего мы всецело поддерживаем замечания, высказанные при рассмотрении проекта в первом чтении уважаемым Михаилом Евгеньевичем Бугерой — все описанные риски действительно объективно имеют место, а реформа на практике не достигнет заявленной цели существенной «разгрузки» банкротных составов арбитражных судов.


Однако мы считаем, что этими замечаниями нельзя ограничиться, поскольку указанная реформа не только не достигнет этой цели, но и отбросит отечественные механизмы банкротства в развитии на много лет назад. Причины тому мы видим следующие.


Причина первая — фактически реформа приведёт к тому, что «судью первой инстанции» для всех кредиторов и для должника будет выбирать первый заявитель. Если говорить предельно просто — рассмотрение требования кредитора в деле о банкротстве представляет собой аналог рассмотрения обычного иска в обычном суде.


1. Но в обычном суде судья для рассмотрения дела выбирается из состава судей случайным образом с помощью механизма автоматизированного распределения или руководством суда, а истец никак не может влиять на этот выбор (по крайней мере, законными способами). В деле же о банкротстве кандидатуру арбитражного управляющего или СРО, из которой он назначается, предлагает первый заявитель (см статьи 38 и 39 Закона о банкротстве). И суд может отказать в утверждении этой кандидатуры только в случае несоблюдения закрытого перечня формальных требований.


Таким образом, в случае, если полномочия по первоначальной проверке обоснованности требований кредиторов и включению их в реестр будет передано арбитражному управляющему, получится, что «судья первой инстанции» будет выбираться лицом, которое объективно заинтересовано в как можно меньшем количестве реальных кредиторов (и неважно, будет ли этим заявителем кто-то из кредиторов или сам должник).


Мы полагаем, что никто из Вас не согласился бы на подобное в обычном деле с Вашим участием, вне зависимости от того, что написано в законе про «обязательность добросовестности и беспристрастности» для выбранного другой стороной «судьи».


Так почему для дел о банкротстве должно быть сделано исключение? Кроме того, согласно п1 ст47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Реформа же, по сути, предполагает отход от этого конституционного принципа.


Причина вторая — реформа в существующем виде позволяет лишать должника и кредиторов фактической возможности ознакомления с документами, на которых основаны требования других кредиторов, путём «миграции» управляющего. Из первой указанной причины неизбежно произрастает и вторая.


В тексте принятого в первом чтении законопроекта нет ни слова о том, где, когда и как в течение отведённых 30 дней должен предоставляться пресловутый «доступ» к документам, на которых основано требование кредитора (при том, что объём таких документов может исчисляться сотнями и тысячами листов накладных, актов, выписок по счетам и т.д.), несмотря на то, что обоснованные возражения против требования кредитора объективно могут быть составлены только после анализа этих документов.


Равным образом, ни в тексте законопроекта, ни в действующем законе нет никаких ограничений по адресу и местонахождению выбираемого и утверждаемого арбитражного управляющего.


Сочетание этих «пробелов» на практике неизбежно приведёт к тому, что для составления возражений на требование кредитора в деле, рассматриваемом в Москве, всем остальным кредиторам и должнику может потребоваться летать во Владивосток, из Владивостока — в Грозный, из Грозного — в Мурманск, из Мурманска — в Петропавловск-Камчатский, из Петропавловска-Камчатского — в Калининград, и так далее.


2. Более того, с высокой вероятностью «везением» будет считаться уже то, что управляющий находится в городе, в котором есть аэропорт с постоянным авиасообщением (что тоже вовсе необязательно).


Кроме того, закон не запрещает управляющему в ходе рассмотрения дела менять своё постоянное местонахождение (суд и кредиторы лишь должны быть поставлены в известность о таком изменении, но не более). При рассмотрении же требования в суде местонахождение материалов дела и порядок ознакомления с ними всем хорошо известны, в силу чего такое ознакомление не вызывает особых трудностей. Список причин мы можем продолжать ещё очень долго, но общая идея ясна — на данный момент отсутствует объективная возможность реального внедрения предлагаемой реформы, поскольку она требует намного более высокого уровня общей правовой культуры и общего развития инфраструктуры. Проще говоря, идея этой реформы — утопична.


Альтернативные предложения

Несмотря на всё изложенное выше, мы прекрасно понимаем, что Верховный Суд обратился с такой законодательной инициативой неспроста. Мы своими глазами постоянно наблюдаем уровень нагрузки на арбитражные суды вообще и их банкротные составы в частности. И потому мы всецело поддерживаем стремление Верховного Суда «разгрузить» судей банкротных составов, ибо это несомненно улучшит качество правосудия. В связи с этим, выражая несогласие с предложенным Верховным Судом способом «разгрузки», мы полагаем возможным предложить некоторые альтернативные способы.


Первое предложение предельно простое — суды нужно освободить от обязанности рассылать все определения по требованиям кредиторов, заменив её заявительным порядком выдачи копий таких определений заинтересованным лицам. Подобная мера, возможно, была бы необоснованной (и даже антиконституционной) в обычных гражданских делах. Однако банкротные дела — это «высокопрофессиональные» процессы, в которых практически всегда представителями являются лица, хорошо осведомлённые о процедуре рассмотрения требований. При этом в настоящее время существует целых два общедоступных информационных ресурса, содержащих необходимые сведения о поступлении и результатах рассмотрения требований кредиторов, страхующие друг друга на случай задержки или сбоя при публикации — это «Картотека арбитражных дел», определения в которой публикуются судом, и Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, сведения в который вносятся арбитражным управляющим.


Таким образом, отмена обязательной рассылки определений объективно не нарушит прав заинтересованных лиц на информацию о ходе рассмотрения требований кредиторов.


3. Эффективность же данной меры, по нашему мнению, будет весьма существенной, поскольку среди наших сотрудников немало бывших работников аппаратов арбитражных судов, и по их воспоминаниям, распечатка, заполнение конвертов и рассылка определений отнимала до 1 часа ежедневно. Кроме того, побочным положительным эффектом будет и снижение соответствующей нагрузки на «Почту России».


Второе предложение несколько сложнее — процессуальное регулирование рассмотрения требований кредиторов есть смысл унифицировать с общепроцессуальными положениями об упрощённом исковом производстве. Суть в том, что обычные иски на сумму до 500 000 рублей могут рассматриваться арбитражными судами не только без проведения судебных заседаний, но и без составления подробного решения, с публикацией только резолютивной части (что существенно экономит время). Будет вполне логично, если такая возможность будет предоставлена судам и в делах о банкротстве.


Кроме того, если идти ещё дальше, то можно поднять с 300 000 до 500 000 рублей «входной порог» требований для возбуждения дела о банкротстве, установленный ст6 Закона о банкротстве. Логика такого повышения тоже вполне очевидна — если законодатель не считает дела на сумму до 500 000 рублей достаточно важными для проведения обычного судебного разбирательства, они тем более «не заслуживают» и куда более сложного банкротного судпроизводства. Подобная мера, помимо прочего, существенно снизит количество т.н. «контролируемых банкротств», когда процедура запускается аффилированным с должником лицом на основании искусственно «просуженного» судебного приказа, который выдаётся арбитражным судом при отсутствии спора по требованиям на сумму до 400 000 рублей.


Члены инициативной группы:

Управляющий партнёр юридической фирмы INTELLECT

Евгений Николаевич Шестаков (Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Новосибирск, Пермь, Челябинск)


Управляющий партнёр адвокатского бюро КИАП

Андрей Васильевич Корельский (Москва)


Партнер адвокатского бюро «Качкин и партнёры»

Кирилл Юрьевич Саськов (Санкт-Петербург)


Управляющий партнёр юридического бюро «Соболев и Партнёры»

Гая Закирович Соболев (Тверь)


Управляющий партнёр аудиторско-консалтинговой компании «Ком-Юнити»

Павел Игоревич Самсонов (Москва)


Управляющий партнёр юридической фирмы «Савельев, Батанов и партнёры»

Сергей Леонидович Савельев (Москва)


Партнёр юридической фирмы «Коблев и партнёры»

Кирилл Евгеньевич Бельский (Москва)

Управляющий партнер адвокатского бюро КРП

Евгений Борисович Ковалёв (Челябинск)


Просмотров: 2Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все