Обобщенные замечания к законопроекту, представленному от имени РС Саморегулируемых Организаций АУ...

Обобщенные замечания к законопроекту, представленному от имени Российского Союза Саморегулируемых Организаций Арбитражных Управляющих, как национального объединения саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, Председателю Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации В.В. Володину, содержащему поправки в Федеральный закон «О несостоятельности(банкротстве)»


Замечания подготовлены на основании заключений саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, направленных в Комитет Государственной Думы Российской Федерации по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям, обращения, подписанного двадцатью одной саморегулируемой организацией арбитражных управляющих, направленного Министру Экономического развития Российской Федерации М.С. Орешкину, обращения в Минэкономразвития Российской Федерации Торгово-промышленной Палаты Российской Федерации, заключений РСПП и «Исследовательского центра частного права имени С.С. Алексеева при Президенте Российской Федерации», направленных в Комитет Государственной Думы Российской Федерации по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям, заключения Национального союза профессионалов антикризисного управления, письма Заместителя Министра Экономического развития Российской Федерации - Руководителя Росреестра В.В. Абрамченко Полномочному Представителю Правительства Российской Федерации в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации А.Ю. Синенко (от 10.07.2018 года № 07- 07080-ВА/18), принятого 13 сентября 2018 года Обращения Общего собрания членов Российского Союза Саморегулируемых Организаций Арбитражных Управляющих (далее - РССОАУ) к органам государственной власти Российской Федерации и к общественным организациям об отзыве Законопроекта, представленного в Государственную Думу от имени РССОАУ.


В течение 2018 года профессиональное сообщество арбитражных управляющих активно обсуждало представленные от имени Министерства экономического развития Российской Федерации предложения по внесению изменений в Закон о банкротстве, которые носят комплексный характер и предусматривают значительные изменения действующих норм Закона о банкротстве, регулирующих вопросы вознаграждения арбитражного управляющего и финансирования его деятельности, а также, в целом финансирования процедур банкротства, системы регулирования деятельности арбитражных управляющих и саморегулируемых организаций, системы имущественной ответственности арбитражных управляющих и саморегулируемых организаций, полномочий арбитражного управляющего, саморегулируемых организаций и национального объединения саморегулируемых организаций арбитражных управляющих.


По результатам рассмотрения законопроекта в июле текущего года девять саморегулируемых организаций арбитражных управляющих - членов РССОАУ и двенадцать саморегулируемых организаций - не членов РССОАУ, а также Национальный союз профессионалов антикризисного управления направили в Комитет Государственной Думы Российской Федерации по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям отрицательные заключения на указанный законопроект, в связи с тем, что предлагаемые изменения не отвечают потребностям профессиональной отрасли арбитражного управления, ухудшают правовое и экономическое положение всех участников процедур в деле о банкротстве, не только не обеспечивают совершенствование правового регулирования системы саморегулирования профессиональной деятельности арбитражных управляющих, но и представляют собой серьезную опасность для системы саморегулирования в сфере банкротства.


Двадцать одна саморегулируемая организация арбитражных управляющих, в том числе одиннадцать организаций - не членов РССОАУ, направили Министру Экономического развития Российской Федерации М.С. Орешкину 30 августа 2018 года обращение не поддерживать принятие законопроекта.


РССОАУ для рассмотрения указанных предложений и выработки единой позиции всего профессионального сообщества организовал работу специально созданной рабочей группы по разработке предложений по совершенствованию законодательства о банкротстве, в состав которой вошли, в том числе, представители саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, не входящих в РССОАУ.

В результате работы рабочей группы была проведена всесторонняя оценка предложений по внесению изменений в Закон о банкротстве, их воздействия на ключевую фигуру арбитражного управления – арбитражного управляющего, на повышение эффективности его деятельности, сформирована единая позиция профессионального сообщества, которая нашла отражение в принятом 13 сентября текущего года Обращении Общего собрания членов Российского Союза Саморегулируемых Организаций Арбитражных Управляющих к органам государственной власти Российской Федерации и к общественным организациям об отзыве Законопроекта, представленного в Государственную Думу от имени РССОАУ, в связи с тем, что принятие Законопроекта в существующей редакции нанесет ущерб институту несостоятельности (банкротства) и в целом экономике Российской Федерации.


Положения законопроекта не поддерживаются членами РССОАУ, так как они не обеспечивают достижение целей банкротства, поставленных Планом мероприятий (дорожной картой) «Совершенствование процедур несостоятельности (банкротства)», утвержденным распоряжением Правительства Российской Федерации от 24 июля 2014 года № 1385-р, их реализация не позволит повысить эффективность проведения и сократить сроки проведения процедур банкротства, не позволит увеличить размер погашения требований кредиторов.


Кроме того, положения законопроекта нарушают баланс между должником и его кредиторами, а также баланс интересов отдельных категорий кредиторов, делают уязвимым положение арбитражного управляющего в деле о банкротстве, не обеспечивают защиту прав и интересов профессионального сообщества арбитражных управляющих и саморегулируемых организаций, ухудшают правовое и экономическое положение всех участников процедур в деле о банкротстве, представляют собой серьезную опасность для системы саморегулирования в сфере банкротства, что в итоге противоречит интересам должников, кредиторов, государства и общества в целом.


В пояснительной записке к представленному от имени Российского Союза Саморегулируемых Организаций Арбитражных Управляющих, как национального объединения саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, Председателю Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации В.В. Володину законопроекту, содержащему поправки в Федеральный закон «О несостоятельности(банкротстве)» указывается, что целью поправок является обеспечение прав государства как кредитора, что будет возможно только при условии комплексного реформирования профессионального сообщества арбитражных управляющих.


Остановимся отдельно на важнейших положениях законопроекта:

1. Комплексное изменение статуса арбитражного управляющего, изменение порядка финансирования процедур банкротства, финансирования деятельности арбитражного управляющего, расчёта и оплаты его услуг, таким образом, чтобы стимулировать арбитражных управляющих сокращать сроки проведения процедур банкротства при одновременном повышении размера удовлетворенных требований кредиторов (получение оплаты только после завершения процедуры банкротства и зависимость переменной части вознаграждения от реального размера удовлетворенных требований кредиторов).


С точки зрения установления статуса арбитражного управляющего законопроект не предусматривает никаких реальных изменений, направленных на определение статуса арбитражного управляющего с позиции его налогообложения, социального обеспечения, не решает проблем отсутствия пенсий, пособий, социальных выплат и содержит только одну новую норму о том, что арбитражный управляющий при осуществлении своей профессиональной деятельности не является работником по смыслу трудового законодательства. Необходимо отметить, что отсутствует судебная практика распространения на арбитражного управляющего норм трудового права, так как к деятельности арбитражного управляющего, являющего субъектом профессиональной деятельности в соответствии со статьей 20 Закона о банкротстве и осуществляющего регулируемую этим законом деятельность, занимаясь частной практикой и действующего в интересах должника, кредиторов и общества не могут быть применимы нормы трудового права, предусматривающие, что в соответствии со статьей 15 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения - это отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, под управлением и контролем работодателя, подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами.


Законопроект под лозунгом повышения вознаграждения арбитражного управляющего предлагает новую систему оплаты деятельности арбитражного управляющего, предусматривающую исключение понятия «вознаграждение арбитражного управляющего» и введение понятия «финансирование деятельности арбитражного управляющего», которое объединяет «оплату услуг арбитражного управляющего» и «оплату расходов, предусмотренных законом, в том числе оплату услуг лиц, привлекаемых арбитражным управляющим для обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве».

Предлагаемая система финансирования деятельности арбитражного управляющего не обеспечивает продекларированную цель законопроекта -повышение оплаты деятельности арбитражного управляющего, так как расчеты, выполненные по данным отчетов конкурсных управляющих, размещенных в ЕФРСБ по итогам проведения процедур конкурсного производства в 2015-2017 гг., показывают, что рассчитанная по нормам законопроекта фиксированная величина финансирования деятельности конкурсного управляющего снизится по сравнению с фактической величиной в 2015-2017 гг. Кроме того, деньги, полученные арбитражным управляющем в с соответствии с законопроектом минимум через полтора года по окончанию срока процедуры конкурсного производства (какие бы меры по сокращению сроков конкурсного производства не принимались – реальный срок конкурсного производства составляет не менее полутора лет) и деньги, получаемые арбитражным управляющим ежемесячно – это разные деньги. Необходимо напомнить, что законопроект одновременно предусматривает не только обязанность арбитражного управляющего за свой счет в течение срока процедуры, применяемой в деле о банкротстве, финансировать деятельность привлеченных им лиц, но и предусматривает значительный рост расходов арбитражного управляющего: минимальный размер обязательного страхования ответственности увеличивается в два раза – с десяти миллионов до двадцати миллионов, а размер страховой суммы дополнительного страхования ответственности - более чем в десять раз, кроме того пять процентов от общей суммы средств на обеспечение средств на обеспечение процедуры банкротства (постоянной и переменной части) подлежит уплате в саморегулируемую организацию.


Предлагаемая система не будет способствовать эффективной работе арбитражного управляющего и не позволит обеспечить декларируемое законопроектом в качестве цели – повышение независимости арбитражного управляющего за счет повышения его вознаграждения в связи с тем, что она существенно ухудшает положение арбитражного управляющего по сравнению с существующей системой вознаграждения арбитражного управляющего, с одной стороны, создает почву для некачественного проведения процедур банкротства, злоупотреблений, а с другой стороны, лишает арбитражного управляющего возможности защиты своих прав и интересов, связанных с обоснованием размера вознаграждения и размера оплаты услуг привлеченных лиц.


Предлагаемая система финансирования деятельности арбитражного управляющего не дает возможности арбитражному управляющему определить размер своего вознаграждения, так как он определяется по остаточному принципу в зависимости от расходов на оплату услуг привлеченных лиц и будет зависеть от необходимого объема и сложности работы привлеченных лиц, от необходимости привлечения лиц определённой квалификации, это может привести к тому, что в деле о банкротстве конкретного должника определенных в соответствии с законопроектом средств на финансирование деятельности арбитражного управляющего не хватит не только для выплаты ему вознаграждения, но и не хватит на оплату услуг привлеченных лиц.


Законопроект предусматривает право арбитражного управляющего обратиться в суд с ходатайством об увеличении размера фиксированной части финансирования его деятельности, в зависимости от объема и сложности процедуры в деле о банкротстве, но в тоже время у арбитражного управляющего отсутствует возможность обосновать такое ходатайство недостаточностью или отсутствием средств на выплату ему вознаграждения так как минимальный размер его вознаграждения законопроектом не установлен.


Такой подход приведет в итоге не к снижению, а к увеличению расходов на процедуру по сравнению с существующим уровнем, в связи с тем, что у арбитражного управляющего отсутствует возможность обосновать повышение расходов на финансирование его деятельности, то у арбитражного управляющего появляется стимул максимально завышать расходы на привлеченных лиц, для получения в своих интересах в полном объеме установленного законопроектом размера фиксированной части финансирования его деятельности.


Предлагаемый порядок финансирования деятельности арбитражного управляющего и введение понятия «оплату услуг арбитражного управляющего» тем более опасно, что в этой связи возникает вопрос, с кем и в какие гражданские правоотношения вступает арбитражный управляющий при осуществлении своей деятельности в деле о банкротстве?


В настоящее время некоторые арбитражные суды при рассмотрении вопроса о выплате вознаграждения арбитражного управляющего и уменьшения его размера ссылаются на положения пункта 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 декабря 2013 г. N 97 "О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве", согласно которому правовая природа вознаграждения арбитражного управляющего носит частноправовой встречный характер и введение понятия «оплата услуг арбитражного управляющего» только подтверждает попытки судов распространить на деятельность арбитражного управляющего положения главы 39 Гражданский кодекса Российской Федерации, регулирующей возмездное оказание услуг и применяющей к договору возмездного оказания услуг общие положения о подряде и положения о бытовом подряде, что позволяет применительно к деятельности арбитражного управляющего решением суда соразмерно уменьшать размер причитающихся ему фиксированной суммы вознаграждения и процентов по вознаграждению.


Это тем более важно, в связи с тем, что часть 5 статьи 20.7 законопроекта предусматривает, что арбитражный суд вправе уменьшить размер фиксированной части финансирования деятельности арбитражного управляющего, в случае его явной несоразмерности проделанной арбитражным управляющим работе, то есть уменьшить и размер вознаграждения арбитражного управляющего и размер расходов на оплату привлеченных им лиц. При этом законопроект не содержит никаких критериев для принятия арбитражным судом решения о соразмерности или несоразмерности работы арбитражного управляющего. Такая норма противоречит действующему Закону о банкротстве, не предусматривающему возможность снижения фиксированного размера вознаграждения арбитражного управляющего в случае несоразмерности его работы в деле о банкротстве, так как Закон о банкротстве не устанавливает и не может устанавливать необходимый объем работ, который должен выполнить арбитражный управляющий в конкретной процедуре банкротства, но устанавливает конкретные обязанности арбитражного управляющего в различных процедурах в деле о банкротстве.


Неопределенность правового содержания положения о «явной несоразмерности проделанной работы» противоречит общеправовым принципам юридической ответственности, в том числе вытекающему из статей 1 (часть 1), 6 (часть 2), 17 (часть 3) и 19 Конституции Российской Федерации принципу юридического равенства любых лиц, который обуславливает необходимость формальной определенности, точности, ясности, недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего правового регулирования, поскольку юридическое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования правовой нормы. Неоднократно высказанная позиция Конституционного суда Российской Федерации (Постановления от 15.07.1999 г. № 11-П, от 20.04.2009 г. № 7-П, от 06.12.2011 г. № 27-П, от 29.06.2012 г. № 16-П) состоит в том, что законоположения, не отвечающие указанным критериям, порождают противоречивую правоприменительную практику, создают возможность их неоднозначного истолкования и произвольного применения и, тем самым, ведут к нарушению конституционных гарантий государственной защиты прав, свобод и законных интересов некоммерческих организаций и их членов.


Предлагаемый законопроектом порядок оплаты противоречит порядку, сложившемуся во всех развитых правовых системах и предусмотренному российским законодательством в качестве общего принципа оплаты деятельности лица, осуществляющего ведение чужого дела: возмещение расходов на осуществление деятельности устанавливается отдельно от вознаграждения лица. Такой порядок обеспечивает защиту прав арбитражного управляющего, при этом отдельно может быть оспорен размер расходов, отдельно по решению суда может быть снижена фиксированная величина вознаграждения.


Статья 20.7 законопроекта предусматривает, что фиксированная часть финансирования деятельности арбитражного управляющего уплачивается ему единовременно в течение 10 календарных дней с даты завершения процедуры, применяемой в деле о банкротстве. По данным отчетов арбитражных управляющих, размещенных в ЕФРСБ можно сделать вывод, что средняя продолжительность процедуры конкурсного производства в 2015-2017 гг. составила – от 1.8 до 1.9 года, средний размер оплаты услуг привлеченных лиц за указанный период составил 414 тыс. руб. в расчете на одну процедуру. В соответствии с законопроектом все расходы на привлеченных лиц арбитражный управляющий должен финансировать за счет собственных средств, кроме того, за счет собственных средств арбитражный управляющий должен осуществить все расходы на осуществление деятельности в деле о банкротстве, уплату налогов.


Таким образом, законопроект предлагает арбитражному управляющему выступать в качестве инвестора при осуществлении своих обязанностей в деле о банкротстве, тем самым осуществлять предпринимательскую деятельность - самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли от оказания услуг. Как указал Конституционный суд Российской Федерации в своем Постановлении от 19 декабря 2005 г. N 12-П такой подход не сочетается с реальным характером деятельности арбитражного управляющего как лица, осуществляющего преимущественно публичные функции, и противоречит публично-правовому статусу арбитражного управляющего.


Предлагаемый подход к финансированию деятельности арбитражного управляющего приведет к прекращению деятельности в качестве арбитражных управляющих граждан, которые одновременно ведут небольшое количество процедур банкротства и не имеют иных источников дохода, арбитражное управление сосредоточится в руках ограниченного числа арбитражных управляющих, которые ведут значительное количество процедур и в состоянии обеспечить их финансирование в течении длительного периода времени за свой счет.


Необходимо отметить, что абзац 2 пункта 3 статьи 20.3 законопроекта устанавливает, что в исключительных случаях - по ходатайству арбитражного управляющего, судом могут быть установлены авансовые выплаты фиксированной части финансирования деятельности арбитражного управляющего.

Разработчиками законопроекта не представлены обоснования почему установление авансовых выплат фиксированной части вознаграждения арбитражного управляющего невозможно во всех процедурах, применяемых в деле о банкротстве, что избавило бы арбитражного управляющего от финансирования процедур за свой счет.


Предлагаемый подход безусловно ухудшает финансовое положение арбитражного управляющего по сравнению с действующей системой оплаты вознаграждения, создает почву для злоупотреблений со стороны кредиторов, должников и арбитражного управляющего, безусловно увеличит число прекращённых процедур банкротства в связи с отсутствием финансирования процедуры. Кроме того, такой подход приведет к тому, что арбитражный управляющий будет вынужден заключать договоры с привлеченными лицами не от имени должника, а от своего имени, в этом случае привлеченные лица потеряют права текущих кредиторов должника, в том числе право на взыскание средств с должника (банкрота), так как в качестве должника по обязательству будет выступать арбитражный управляющий, что приведет к росту числа банкротств арбитражных управляющих. Такой подход противоречит норме части 1 статьи 20.6 законопроекта, устанавливающей, что расходы по проведению процедур, применяемых в деле о банкротстве, осуществляются за счет средств должника, ухудшает как финансовое положение арбитражного управляющего, так и защиту прав привлеченных лиц.


Абзац 8 пункта 2 и пункт 18 статьи 20.7 законопроекта предусматривают, что размер фиксированной части финансирования деятельности арбитражного управляющего устанавливаются Правительством Российской Федерации или регулирующим органом, при этом отсутствуют какие-либо критерии для установления таких размеров, не установлено в отношении каких отдельных категорий должников регулирующим органом могут быть установлены иные размеры или иной порядок финансирования деятельности арбитражного управляющего или выплаты.

Положения пункта 2 статьи 24.1 Законопроекта предусматривают значительное увеличение минимального размера страховой суммы по договору обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего с десяти миллионов рублей до двадцати миллионов рублей. Необходимо отметить, что норма Закона о банкротстве, устанавливающая в качестве минимального размера страховой суммы десять миллионов рублей, вступила в силу только с 01.01.2017 года и до настоящего времени отсутствует информация о фактических выплатах, осуществленных страховыми компаниями в размере свыше трех миллионов рублей (минимального размер страховой суммы до 01.01.2017 года). По имеющийся статистике крупнейших страховых компаний, осуществлявших страхование ответственности арбитражных управляющих в период 2012-2015 годов: «ВСК», «Ресо-Гарантия», Страховая группа Альфа-страхование, Группа «ИНГО», Группа Альянс, средний размер выплаты по одному случаю составил в 2012 году 470 т.р. в 2013- 2015 годах порядка 800 т.р. По данным, приведенным на сайте Федеральной Налоговой Службы, о размере взыскания убытков, причиненных Российской Федерации действиями арбитражных управляющих по состоянию на 01.12.2016, общий размер таких убытков, подтвержденными вступившими в законную силу решениями судов, составил 10.7 млн. рублей, что составляет 260 т.р. по одному случаю причинения убытков. Размер убытков превышает один миллион рублей лишь в двух случаях: 1.3 млн. рублей и 2.6 млн рублей. Размер убытков по всем остальным случаем причинения убытков составил 6.8 млн рублей, что составляет 174 т.р. в расчете на один страховой случай.

Тем более не обоснованным представляется предложение абзаца 2 пункта 2 статьи 24.1 Законопроекта об установлении размера страховой суммы по дополнительному договору страхования ответственности арбитражного управляющего в зависимости от стоимости активов должника, которая должна составлять не менее чем двадцать процентов балансовой стоимости активов должника. Реализация указанного положения приведет к увеличению размера страховой суммы по такому договору страхования ответственности арбитражного управляющего по сравнению с действующими нормами статьи 24.1 Закона о банкротстве в десять и более раз: для должника с активами 300 млн. рублей - с 6 млн. рублей до 60 млн. рублей, для должника с активами 1 млрд. рублей - с 20 млн. рублей до 200 млн. рублей, для должника с активами 2 млрд. рублей – с 30 млн. рублей до 400 млн. рублей.

Вызывает большое сомнение заключение российскими страховыми компаниями договоров страхования ответственности арбитражных управляющих на такие суммы. Не ясен размер страховых премий по таким договорам страхования, а также источник финансирования расходов арбитражного управляющего на заключение таких договоров страхования.


2. Положения законопроекта по существенному сокращению возможностей должника продолжать хозяйственную деятельность в конкурсном производстве наносят ущерб государственной политике в области несостоятельности(банкротства), интересам государства по сохранению в процедурах банкротства производственных активов оборонных, стратегических, градообразующих и других экономических и социально значимых организаций. На практике достаточно много случаев, когда прекращение хозяйственной деятельности должника, в том числе убыточной, в короткие сроки невозможна в связи с негативными социальными, экономическими последствиями. В действующей редакции статьи 129 Закона о банкротстве предусмотрено право собрания кредиторов принять решение о прекращении хозяйственной деятельности должника при соблюдении определенных условий, в первую очередь, если такое прекращение не повлечет за собой техногенные и (или) экологические катастрофы, прекращение эксплуатации объектов, используемых для обеспечения социальных нужд населения, объектов, относящихся к системам жизнеобеспечения, иных социально значимых объектов, необходимых для жизнеобеспечения граждан. В этом случае конкурсный управляющий обязан прекратить производство должником товаров (выполнение работ, оказание услуг) в течение трех месяцев с даты принятия решения. Законопроект предлагает обязать арбитражного управляющего в течение одного месяца с начала конкурсного производства провести собрание кредиторов по вопросу принятия решения о прекращении хозяйственной деятельности должника и в течение трех месяцев прекратить хозяйственную деятельность должника, самостоятельно принимая решения о наличии или отсутствии указанных выше условий. Таким образом, государство в лице уполномоченного органа лишается права на собрании кредиторов должника обосновывать необходимость осуществления хозяйственной деятельности должника в конкурсном производстве.


Законопроект предусматривает фактический запрет на голосование кредиторов на собрании кредиторов за решение о продолжении хозяйственной деятельности должника, так как статья 73 законопроекта устанавливает, что компенсация непогашенных расходов, связанных с продолжением должником хозяйственной деятельности, осуществляется за счет средств кредиторов, проголосовавших за такое решение. Кроме того, предлагается предоставить право кредиторам по текущим платежам, образовавшимся после принятия решения о продолжении хозяйственной деятельности должника, обращаться к кредиторам, проголосовавшим за такое решение с требованием о погашении расходов, связанных с продолжением хозяйственной деятельности должника. Необходимо отметить, что в настоящее время закон о банкротстве не предусматривает эффективных реабилитационных процедур, в связи с чем на практике, в настоящее время, продолжение бизнеса в конкурсном производстве и продажа предприятия, как бизнеса, являются реальным шансом для жизнеспособных предприятий. Необходимо отметить, что устанавливая обязанность арбитражного управляющего прекратить деятельность должника в течение трех месяцев с даты открытия конкурсного производства в отсутствие решения собрания кредиторов о продолжении такой деятельности, законопроект не учитывает, что в установленный законом срок конкурсного производства 6 месяцев в соответствии со статьей 124 Закона о банкротстве невозможно продать предприятие должника, как бизнес в целом, это также невозможно сделать в срок – один год, установленный статьей 73 законопроекта, как максимальный срок продолжения деятельности должника в конкурсном производстве.


Нормы законопроекта, ограничивающие возможности продолжения хозяйственной деятельности должника в конкурсном производстве, не обеспечивают достижение целей банкротства, противоречат интересам должников, кредиторов, государства и общества в целом, нарушают баланс интересов должника и кредиторов, наносят ущерб институту несостоятельности (банкротства) и в целом экономике Российской Федерации, так как они не позволят обеспечить реализацию государственной политики в области несостоятельности(банкротства), не позволят осуществить меры по сохранению промышленного и технологического потенциала оборонных, стратегических, градообразующих и других экономических и социально значимых организаций, по сохранению бизнеса должника, рабочих мест, по предотвращению негативных социальных последствий банкротства этих организаций.


3. В пояснительной записке к законопроекту указывается, что важнейшим направлением законопроекта являются положения, направленные на централизацию саморегулирования арбитражных управляющих для повышения эффективности внутрикорпоративного контроля, так как в настоящее время внутрикорпоративный контроль деятельности арбитражных управляющих, по существу, отсутствует, поскольку ни СРО, ни Национальное объединение не имеют достаточных полномочий для того, чтобы обеспечивать «чистоту профессии», в результате чего саморегулирование превращается в фикцию. Предлагается ввести обязательное членство СРО в национальном объединении, что должно способствовать наведению порядка в деятельности СРО по России и такая реформа саморегулирования деятельности арбитражных управляющих будет направлена на установление единых стандартов, повышение уровня подготовленности и профессионализма арбитражных управляющих, создание дополнительного уровня контроля за их деятельностью.


Для обеспечения, декларируемого законопроектом повышения эффективности системы саморегулирования, усиления контроля за деятельностью арбитражных управляющих Национальное объединение предлагается наделить таким важным дополнительным полномочием как:

Принятие решения об исключении сведений о некоммерческой организации, объединяющей арбитражных управляющих, из единого государственного реестра саморегулируемых организаций арбитражных управляющих в случае систематического нарушения саморегулируемой организацией требований Закона о банкротстве, других федеральных законов, Устава Национального объединения;

Необходимо отметить, что статья 23.1 действующей редакции Закона о банкротстве предусматривает исключительно судебный порядок исключения организации из единого государственного реестра саморегулируемых организаций арбитражных управляющих на основании заявления органа по контролю (надзору) в случае несоответствия такой организации установленным Законом о банкротстве требованиям, либо в случае выявления фактов нарушения саморегулируемой организацией более двух раз в течение года требований Закона о банкротстве, других федеральных законов, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, если это нарушение не устранено или носит неустранимый характер, при этом СРО может быть лишена своего статуса во внесудебном порядке исключительно на основании принятого этой организации решения о ликвидации.


Предлагаемое полномочие Национального объединения принимать решение об исключении саморегулируемой организации из единого государственного реестра саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, заменяет установленный статьей 23.1 действующей редакции Закона о банкротстве судебный порядок исключения из реестра на основании заявления государственного органа по контролю(надзору) внесудебным порядком принятия такого решения Национальным объединением – некоммерческой организацией, членом которой является СРО, что противоречит общим нормам, регулирующим порядок принятия решений об исключении саморегулируемой организации из единого государственного реестра саморегулируемых организаций, установленным Федеральным законом от 1 декабря 2007 г. N 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях». Такими полномочиями даже не наделены Национальные объединения саморегулируемых организаций, основанных на членстве лиц, выполняющих инженерные изыскания, основанных на членстве лиц, осуществляющих подготовку проектной документации, и основанных на членстве лиц, осуществляющих строительство, членство в которых является обязательным для соответствующих саморегулируемых организаций в соответствии с требованиями Градостроительного кодекса Российской Федерации.


Из анализа указанного положения законопроекта можно сделать вывод, что за одно и тоже нарушение требований законодательства саморегулируемая организация может быть лишена своего статуса, а значит и все члены этой организации прекращают свою профессиональную деятельность, двумя способами:


– в судебном порядке, по заявлению органа по контролю (надзору) в случае выявления нарушения по результатам проведения этим органом проверки деятельности организации, неисполнения предписания органа по контролю (надзору) по устранению нарушения.


– во внесудебном порядке, на основании решения Национального объединения.


Законопроект не содержит конкретные основания для принятия решения об исключении саморегулируемой организации из реестра в случае нарушения требований федеральных законов, при этом не ясно за нарушение каких законов – тех, которые регулируют деятельность саморегулируемых организаций арбитражных управляющих или любых федеральных законов (Налоговый кодекс Российской Федерации, Трудовой кодекс Российской Федераций и т.д.)? Какие нарушения являются основанием для принятия такого решения – любые или существенные? Формулировка рассматриваемого положения имеет юридико-лингвистическую неопределенность и предусматривают необоснованную широту дискреционных полномочий, устанавливающих для правоприменителя – Национального объединения максимально широкие пределы усмотрения, что противоречит общеправовым принципам юридической ответственности.


Как отмечалось ранее, неоднократно высказанная позиция Конституционного суда Российской Федерации состоит в том, что законоположения должны иметь формальную определенность, точность, ясность, недвусмысленность правовых норм, не соответствие правовых норм указанным требованиям порождает противоречивую правоприменительную практику, создает возможность их неоднозначного истолкования и произвольного применения и, тем самым, ведет к нарушению конституционных гарантий государственной защиты прав, свобод и законных интересов некоммерческих организаций и их членов.


При этом Закон о банкротстве, устанавливающий порядок действий органа по контролю(надзору) при обращении в суд с заявлением о принятии решения об исключении СРО из единого государственного реестра саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, определяет, что контроль(надзор) за деятельностью саморегулируемой организации осуществляется таким органом путем проведения плановых и внеплановых проверок, порядок проведения которых, как и порядок предъявления саморегулируемой организации предписаний об устранении нарушений и исполнения таких предписаний также установлены Законом о банкротстве. Кроме того, права и обязанности органов, уполномоченных на осуществление государственного контроля (надзора), их должностных лиц при проведении проверок, а также права и обязанности юридических лиц при осуществлении государственного контроля (надзора), равно как и меры по защите прав и законных интересов проверяемых конкретно установлены Федеральным законом от 26 декабря 2008 г. N 294-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля". Необходимо отметить, что накопленная более чем за пятнадцать лет действия Закона о банкротстве судебная практика исключения СРО из единого государственного реестра саморегулируемых организаций арбитражных управляющих показывает, что за этот период были исключены из указанного реестра на основании заявлений органа по контролю(надзору) шесть саморегулируемых организаций, не соответствующих установленным Законом о банкротстве требованиям. Решения об исключении СРО из указанного реестра принимались арбитражными судами на основании представляемых органом по контролю (надзору) обоснованных материалов по выявленным несоответствиям требованиям законодательства, нарушениям, не устранённым по предписанию органа по контролю (надзору).


Часть 2 статьи 26.1 законопроекта не предусматривает контрольных полномочий Национального объединения, не устанавливает порядок выявления Национальным объединением «систематических нарушений саморегулируемой организацией требований Закона о банкротстве, других федеральных законов», предъявления саморегулируемой организации предписаний об устранении таких нарушений, обжалования таких предписаний, а также не устанавливает ни права и обязанности Национального объединения при реализации контрольных функций, ни права и обязанности членов Национального объединения, в отношении которых национальное объединение осуществляет функции контроля.

В связи с этим, представляется необоснованным предлагаемое законопроектом дублирование Национальным объединением функций государственного органа по контролю(надзору) за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих.


Законопроектом предлагается парадоксальное изменение законодательства о банкротстве - законопроект предлагает установить, что статус саморегулируемой организации арбитражных управляющих приобретается с даты вступления в Национальное объединение саморегулируемых организаций арбитражных управляющих.

Статья 26.1 законопроекта предусматривает, что решение о приеме в члены Национального объединения принимает Совет Национального объединения, то есть это решение принимают не все СРО – члены Национального объединения, а ограниченный круг членов Совета, не устанавливает вообще никаких оснований для принятия решения о приеме или об отказе в приеме некоммерческой организации в члены Национального объединения, не устанавливает требования к документам, представляемым некоммерческой организацией в Национальное объединение, порядок рассмотрения этих документов, порядок принятия решения о приеме или об отказе в приеме некоммерческой организации, порядок обжалования решений Национального объединения.

В связи с этим предлагаемый законопроектом порядок получения некоммерческой организацией статуса саморегулируемой организации арбитражных управляющих носит дискриминационный характер, необоснованно предоставляет Национальному объединению максимально широкие пределы усмотрения, тем самым, ведет к нарушению гарантий равенства прав и защиты прав и законных интересов некоммерческих организаций и их членов – арбитражных управляющих. Такой порядок, на самом деле, возвращает арбитражное управление к разрешительному порядку получения арбитражным управляющим права на осуществление профессиональной деятельности.

Арбитражное управление было первой сферой профессиональной деятельности, в которой государство, одновременно с отказом от лицензирования деятельности арбитражных управляющих, создало систему саморегулирования их профессиональной деятельности, являющуюся одним из важнейших элементов Закона о банкротстве. Законопроект предлагает вернуться к получению разрешения на право ведения деятельности, но не каждому отдельному арбитражному управляющему, а некоммерческой организации – добровольному объединению ста и более арбитражных управляющих, соответствующих установленным Законом о банкротстве требованиям, которому необходимо получить такое разрешение от Совета Национального объединения, то есть от тех лиц, которые вряд ли заинтересованы в допуске в профессиональную деятельность конкурентов, при том, что законопроект не устанавливает конкретных оснований для отказа в выдаче некоммерческой организации разрешения «выхода на конкурентный рынок», не смотря на её формальное соответствие установленным Законом о банкротстве требованиям.


Предлагаемое положение не только противоречит Федеральному закону от 1 декабря 2007 г. N 315-ФЗ "О саморегулируемых организациях», но и противоречит положениям Закона о банкротстве, устанавливающим, что статус саморегулируемой организации арбитражных управляющих приобретается некоммерческой организацией с даты включения сведений о некоммерческой организации в единый государственный реестр саморегулируемых организаций арбитражных управляющих. регулирующим порядок включения саморегулируемых организаций арбитражных управляющих в единый государственный реестр арбитражных управляющих и порядок ведения этого реестра, устанавливающим требования к документам, представляемым некоммерческой организацией в орган по контролю (надзору) в целях включения в указанный государственный реестр, порядок рассмотрения этих документов, порядок принятия решения о включении или об отказе во включении некоммерческой организации в указанный государственный реестр. Тем самым законопроект предлагает отменить государственный контроль за соответствием некоммерческой организации установленным Законом о банкротстве требованиям к саморегулируемой организации арбитражных управляющих и заменить его контролем за соответствием этим требованиям со стороны Национального объединения, который, видимо, осуществляется при приеме в члены Национального объединения. Одновременно из действующей редакции статьи 26.1, регулирующей деятельность Национального объединения саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, исключена норма о том, что саморегулируемой организации арбитражных управляющих, сведения о которой включены в единый государственный реестр саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, не может быть отказано в приеме в члены Национального объединения саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, кроме случая, если такая саморегулируемая организация была исключена из числа членов этого Национального объединения и с даты ее исключения прошло менее чем два года, что подчеркивает дискриминационный характер этой нормы, устанавливающей монополизацию со стороны национального объединения права на допуск к осуществлению профессиональной деятельности арбитражного управляющего.


Для того, чтобы оценить как предлагаемые законопроектом новые положения, регулирующие деятельность Национального объединения СРО арбитражных управляющих повлияют на повышение эффективности деятельности арбитражных управляющих, усиление контроля за этой деятельностью, необходимо, прежде всего, проанализировать сегодняшнюю деятельность саморегулируемых организаций арбитражных управляющих и РССОАУ как Национального объединения этих организаций.


В настоящее время главной задачей СРО является качественный подбор арбитражных управляющих, контроль за соблюдением ими требований законодательства о банкротстве, очищение своих рядов от недобросовестных арбитражных управляющих, организация обучения и стажировки арбитражных управляющих, повышение их профессионального уровня.


Необходимо отметить, что законопроект не содержит норм, предусматривающих дополнительные полномочия саморегулируемых организаций в области контроля за деятельностью своих членов. Система саморегулирования профессиональной деятельности арбитражных управляющих включает в себя разработанные и утвержденные саморегулируемой организацией стандарты и правила деятельности арбитражных управляющих, систему контроля саморегулируемой организации за соблюдением арбитражным управляющим требований законодательства, стандартов и правил профессиональной деятельности, а также федеральные стандарты профессиональной деятельности арбитражных управляющих и федеральные стандарты деятельности саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, разработанные Национальным объединением саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, утвержденные регулирующим органом в соответствии с Законом о банкротстве и являющиеся обязательными для исполнения всеми арбитражными управляющими и всеми саморегулируемыми организациями арбитражных управляющих, в том числе не являющимися членами Национального объединения.


Российский Союз Саморегулируемых Организаций Арбитражных Управляющих был создан 28 февраля 2003 г. Его учредителями были все 16 саморегулируемых организаций, зарегистрированных на тот момент,

Российский Союз стал первым национальным объединением СРО, созданным более чем за 6 лет до вступления в силу норм Закона о банкротстве о национальном объединении.


В соответствии со статьей 26.1 Закона о банкротстве 3 июля 2009 года сведения о РССОАУ были внесены в единый государственный реестр саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, и он получил статус национального объединения. В настоящее время Законом о банкротстве и уставом РССОАУ предусмотрены все полномочия, предлагаемые законопроектом к ведению РССОАУ, за исключением принятия решения об исключении саморегулируемой организации из единого государственного реестра саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, определения порядка приема, утверждения состава комиссии, осуществление организации и проведения теоретического экзамена по программе подготовки арбитражных управляющих.

Необходимо отметить, что первым разработанным Российским Союзом СРО федеральным стандартом, обязательным для применения всеми арбитражными управляющими и саморегулируемыми организациями арбитражных управляющих, был федеральный стандарт, направленный на обеспечение финансовой ответственности арбитражных управляющих, с целью максимальной защиты договорами страхования интересов кредиторов, должника, иных лиц в деле о банкротстве:


«Требования саморегулируемой организации арбитражных управляющих к арбитражному управляющему по исполнению им обязанности заключить договор обязательного страхования ответственности», утвержденный Приказом № 102 Минэкономразвития России от 12.04.2011 г.

В 2015 был принят и вступил в силу федеральный стандарт "Правила проведения саморегулируемой организацией арбитражных управляющих проверок профессиональной деятельности членов саморегулируемой организации в части соблюдения требований Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (Приказ Министерства экономического развития РФ от 3 июля 2015 г. N 432), регулирующий:

• порядок проведения проверок деятельности членов саморегулируемой организацией арбитражных управляющих;

• порядок рассмотрения саморегулируемой организацией арбитражных управляющих жалоб на действия ее членов;

• требования к отчетам, представляемым в саморегулируемую организацию её членами.


В целях обеспечения информационной открытости деятельности арбитражных управляющих был разработан федеральный стандарт "Перечень обязательных сведений, включаемых саморегулируемой организацией арбитражных управляющих в реестр арбитражных управляющих, и порядок ведения саморегулируемой организацией арбитражных управляющих такого реестра"(утв. Приказом Министерства экономического развития РФ от 10 июля 2015 г. N 465).


Российский Союз СРО выступил инициатором повышения уровня профессиональной подготовки арбитражных управляющих, организации системы непрерывного обучения и повышения уровня профессиональной подготовки арбитражных управляющих. Для реализации этого были разработаны федеральные стандарты: "Требования к организации повышения уровня профессиональной подготовки арбитражных управляющих" (утв. Приказом Министерства экономического развития РФ от 26 декабря 2013 г. N 786) и «Правила проведения стажировки в качестве помощника арбитражного управляющего» (утв. Приказом Министерства экономического развития РФ от 18 декабря 2012 г. N 799).


Специально созданной рабочей группой РССОАУ подготовлен проект федерального стандарта «Правила проведения анализа финансового состояния должника», который в апреле текущего года был направлен на утверждение в Минэкономразвития России.


В связи с этим можно сделать вывод, что действующая редакция статьи 26.1 Закона о банкротстве, регулирующая деятельность национального объединения, позволяет РССОАУ, как национальному объединению, успешно реализовывать свои полномочия по разработке единых стандартов деятельности арбитражных управляющих и их саморегулируемых организаций, по повышению уровня подготовленности и профессионализма арбитражных управляющих, что позволяет Национальному объединению реализовывать меры по повышению эффективности арбитражного управления и усилению контроля за соблюдением законодательства в процедурах банкротства, повышению ответственности арбитражных управляющих и саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, и обеспечению информационной открытости деятельности арбитражных управляющих и процедур банкротства.


Подтверждение этих выводов содержится в письме Заместителя Министра Экономического развития Российской Федерации - Руководителя Росреестра В.В. Абрамченко Полномочному Представителю Правительства Российской Федерации в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации А.Ю. Синенко (от 10.07.2018 года № 07- 07080-ВА/18), в котором указано, что Законопроект не содержит обоснованных доводов, свидетельствующих, что имеющаяся система нормативного правового регулирования не позволяет в настоящее время Национальному объединению осуществлять мероприятия, направленные на повышение эффективности деятельности арбитражных управляющих и их саморегулируемых организаций, отсутствует обоснование того, какие образом увеличение финансовой нагрузки на арбитражного управляющего за счет обязательных отчислений от общей суммы средств, направленных на проведение процедуры в деле о банкротстве, в саморегулируемую организацию арбитражных управляющих и Национальное объединение позволит повысить эффективность его деятельности. В письме делается вывод, что предусмотренное законопроектом необоснованное расширение полномочий Национального объединения в отсутствие механизмов, обеспечивающих добросовестное и ответственное поведение Национального объединения (в том числе в отсутствие государственного контроля за его деятельностью) создает риски в арбитражном управлении.

Исходя из анализа предусмотренных законопроектом полномочий Национального объединения, практически не отличающихся от его полномочий, установленных действующей редакцией Закона о банкротстве, представляется не обоснованным пересмотр норм, регулирующих деятельность национального объединения в действующей редакции Закона о банкротстве, дублирование Национальным объединением функций государственного органа по контролю(надзору) за деятельностью саморегулируемых организаций, формирование сложной структуры управления Национальным объединением, выделение значительных средств на осуществление деятельности Национальным объединением за счет уменьшения оплаты труда арбитражного управляющего и уменьшения расходов на привлеченных лиц, то есть за счет не исполнения важнейших задач, поставленных Законопроектом.

Законопроект рассматривает усиление роли национального объединения как развитие системы саморегулирования деятельности арбитражных управляющих, в тоже время пункты 2 и 3 статьи 26.1 Законопроекта, устанавливающие предмет деятельности и права Национального объединения, не содержат такой важнейшей функции Национального объединения предусмотренной статьей 26.1 Закона о банкротстве в текущей редакции как разработка Федеральных Стандартов, а пункт 8 статьи 26.1 Законопроекта не предусматривает в вопросах исключительной компетенции Общего Собрания утверждение Федеральных стандартов и правил профессиональной деятельности и деловой этики. Отдельные положения законопроекта предусматривают ограничения возможности саморегулируемых организаций - членов национального объединения влиять на деятельность национального объединения и сосредотачивают основные функции управления национальным объединением в руках исполнительных органов – Президента и Совета национального объединения. Положения законопроекта, не предусматривающие права членов национального объединения потребовать созыв Общего собрания членов или заседания Совета, давать предложения в повестку дня Общего собрания членов или заседания Совета, созванного Советом, нарушают права членов Национального объединения и противоречат требованиям Федерального Закона от 12 января 1996 года №. 7 – ФЗ «О некоммерческих организациях» и Гражданского кодекса Российской Федерации в отношении прав и обязанностей члена ассоциации(союза). В соответствии с положениями статьи 26.1 Законопроекта Совет является коллегиальным исполнительным органом Национального объединения и в соответствии со статьей 30 Федерального закона № 7-ФЗ осуществляет текущее руководство деятельностью некоммерческой организации и подотчетен высшему органу управления некоммерческой организацией. В тоже время пункт 9 статьи 26.1 Законопроекта предусматривает полномочия Совета национального объединения в пределах своей компетенции издавать акты, обязательные к исполнению саморегулируемыми организациями арбитражных управляющих и арбитражными управляющими, в то время как статья 26.1 Законопроекта относит к компетенции Совета исключительно вопросы, связанные с текущей деятельностью Национального объединения и не затрагивающие деятельность членов Национального объединения. При этом к компетенции Совета предлагается отнести такие полномочия, как созыв общего собрания членов национального объединения, формирование повестки Общего собрания, что также противоречит требованиям Федерального Закона от 12 января 1996 года №. 7 – ФЗ « О некоммерческих организациях» и Гражданского кодекса Российской Федерации, так как исполнительный орган некоммерческой организации не может осуществлять управление высшим органом управления организации – Общим собранием. Полномочие Совета утверждать внутренние документы Национального объединения, за исключением документов, утверждение которых находится в исключительной компетенции Общего собрания, противоречит пункту 8 статьи 26.1 Законопроекта, не предусматривающему в вопросах исключительной компетенции Общего Собрания утверждение каких - либо документов национального объединения.


Законопроект устанавливает повышенный кворум (2/3 от общего числа членов) для проведения Общего собрания по избранию членов Совета и Президента, что необоснованно затрудняет их избрание и прекращение полномочий. Законопроект не предусматривает право членов Совет требовать созыва Совета, оставляет такое право исключительно за Президентом, а также не устанавливает порядок принятия решения по досрочному прекращению полномочий Президента. Вызывают вопросы, отнесенные законопроектом к компетенции Президента национального объединения:


1. организует реализацию контрольных полномочий национального объединения, так как статья 26.1 законопроекта не предусматривает никаких контрольных полномочий национального объединения.

2. представляет Общему собранию предложения по кандидатам в состав Совета.


Действующая редакция статьи 26.1 Закона о банкротстве предусматривает, что в состав коллегиального органа управления Национального объединения (необходимо обратить внимание, что не коллегиального исполнительного органа управления, как это предусмотрено законопроектом) в обязательном порядке включаются по одному представителю от органа по контролю (надзору) и регулирующего органа. Указанная норма почему-то исключена из 26.1 законопроекта. Пункты 4 и 5 статьи 26.1 законопроекта устанавливают размер и порядок внесения членских взносов саморегулируемых организаций. В тоже время законопроект не определяет те цели и задачи, для реализации которых необходимо законодательное регулирование членских взносов в Национальное объединение. Такое регулирование представляется необоснованным и снижает возможности членов Национального объединения определять направления деятельности Национального объединения и финансовые условия этой деятельности. Необходимо отметить, что пункт 4 статьи 26.1 законопроекта устанавливает размер переменной части ежегодного взноса саморегулируемой организации в Национальное объединение, составляющий пятьдесят процентов от суммы, уплаченной арбитражным управляющим в саморегулируемую организацию в соответствии с пунктом 21 статьи 20.7 законопроекта. Эта сумма составляет пять процентов от общей суммы средств на обеспечение проведения процедуры банкротства (постоянной и переменной части). Таким образом, арбитражный управляющий из всей суммы, выделяемой для финансирования его деятельности и включающий в себя оплату услуг арбитражного управляющего и оплату расходов, предусмотренных законом, в том числе оплату услуг лиц, привлекаемых арбитражным управляющим для обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, должен пять процентов направить в саморегулируемую организацию для финансирования ее деятельности и деятельности Национального объединения. Законопроект не содержит обоснования размера средств, необходимых для обеспечения деятельности саморегулируемых организаций и Национального объединения. При этом не ясно, почему размер этих средств предлагается рассчитывать не только от размера оплаты труда арбитражного управляющего, но и от размера расходов на привлеченных лиц.

С первого января 2019 года вступают в силу нормы статьи 25.1, предусматривающие увеличение размера компенсационного фонда саморегулируемой организации арбитражных управляющих с двадцати до пятидесяти миллионов рублей и увеличение размера компенсационной выплаты применительно к одному случаю причинения убытков с пяти миллионов рублей до пятидесяти процентов компенсационного фонда саморегулируемой организации арбитражных управляющих. В связи с отсутствием сведений о фактических выплатах из компенсационного фонда саморегулируемой организации в новых условиях определения размера таких выплат представляются преждевременными положения пункта 6 статьи 26.1 законопроекта, предусматривающие формирование компенсационного фонда Национального объединения.


Представляется необоснованным положение законопроекта о том, что Национальное объединение может осуществлять приносящую доход деятельность постольку, поскольку это необходимо для выполнения его задач, так как из целей и предмета деятельности национального объединения нельзя сделать вывод о том для выполнения каких задач необходимо осуществлять такую деятельность и не вызовет ли эта деятельность конфликт интересов Национального объединения с интересами его членов.


При подготовке законопроекта и внесении его в Государственную Думу Председателем Совета РССОАУ Д.В. Скрипичниковым от имени РССОАУ не было выполнено ни одно из поручений Совета РССОАУ по устранению разногласий, выявленных рабочей группой РССОАУ.


Более того, представленный в Государственную Думу от имени РССОАУ законопроект значительно отличается от той редакции, которая направлялась в профессиональное сообщество и к которой давались предложения рабочей группы и не содержит нормы по законодательному регулированию реализации первостепенных задач деятельности РССОАУ, определенных решением Совета РССОАУ от 12 июля 2018 №06/18.


Так, в соответствии с решением Совета РССОАУ от 29 мая 2018 года (Протокол №05/2018) рабочей группой с целью сравнительного анализа была подготовлена сводная таблица, отражающая разногласия между положениями законопроекта и проекта поправок, разработанного рабочей группой.


Указанная таблица содержит существенные разногласия предложений профессионального сообщества с положениями законопроекта в части:


1. Порядка утверждения кандидатуры арбитражного управляющего в деле о банкротстве. Предложения рабочей группы предусматривают, что что заявления должника и кредиторов могут содержать только выбор саморегулируемой организации арбитражных управляющих, которая представляет в арбитражный суд кандидатуру своего члена для утверждения в деле о банкротстве, что отсутствует в законопроекте.


2. Условий членства в саморегулируемой организации арбитражных управляющих.


3. Порядка определения максимального размера компенсационной выплаты из компенсационного фонда и отнесения минимального размера компенсационных выплат к случаям причинения убытков в рамках одного дела о банкротстве.


4. Порядка определения размера расходов и финансового обеспечения деятельности арбитражного управляющего при проведении процедуры, применяемой в деле о банкротстве, в том числе за счет установления обязательного размера ежемесячно выплачиваемой фиксированной части вознаграждения за проведение процедуры, применяемой в деле о банкротстве.


5. Требований к обязательному страхованию ответственности арбитражного управляющего.


6. Полномочий национального объединения саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, в том числе в части исключения положений, предусматривающих исключение сведений о саморегулируемой организации из единого государственного реестра саморегулируемых организаций арбитражных управляющих по решению национального объединения.


7. Порядка применения арбитражным управляющим срочных временных мер для обеспечения сохранности имущества должника.


Решением Совета РССОАУ от 12 июля 2018 №06/18 было подтверждено наличие не разрешенных существенных разногласий между предложениями законопроекта и предложениями рабочей группы. В связи с этим было поручено продолжить работу рабочей группы по доработке несогласованных положений и иных вопросов, требующих законодательного регулирования и принять меры по их реализации, принять и обеспечить исполнение первостепенных задач деятельности РССОАУ:

1. Урегулирование проблемного вопроса, связанного со вступающим в силу с 01 января 2019 года изменением об увеличении компенсационной выплаты из компенсационного фонда саморегулируемой организации до 50 процентов, сохранив разумный размер выплаты, не превышающий 5 млн. рублей.

2. Проработка вопроса по оптимизации в целом системы страхования ответственности арбитражных управляющих с целью недопущения чрезмерной финансовой нагрузки на арбитражных управляющих.


Представляется излишней норма части 10 статьи 2 законопроекта о том, что Национальным объединением в соответствии с настоящим законом признается объединение саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, имеющее статус национального объединения на 1 июня 2018 года, сведения о котором включены в Единый государственный реестр саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, так как в соответствии со статьей 26.1 Закона о банкротстве в этот реестр могут быть включены сведения только об одном объединении, которое имеет статус национального объединения, в силу определения статьи 2 Закона о банкротстве понятия «национальное объединение». В связи с тем, что законопроект предусматривал вступление в силу иных положений с момента его официальной публикации, то отсутствует необходимость определять в законопроекте на какую временную дату в Единый государственный реестр саморегулируемых организаций арбитражных управляющих включены сведения о национальном объединении, так как на любую временную дату в указанный реестр могут быть внесены сведения только об одном национальном объединении и статус национального объединения в силу законопроекта, видимо, получает то объединение, которое на дату вступления в силу законопроекта будет внесено в указанный реестр в качестве национального объединения. Тем более, что предусмотренная законопроектом дата установления статуса – 1 июня 2018 года уже давно прошла и не ясно, каким образом определена именно эта дата для фиксации статуса национального объединения.


Как отмечалось выше, 13 сентября 2018 года решением Общего собрания членов РССОАУ было принято Обращение к органам государственной власти Российской Федерации и к общественным организациям об отзыве Законопроекта, представленного в Государственную Думу от имени РССОАУ, в связи с тем, что положения представленного в Государственную Думу от имени РССОАУ законопроекта не направлены на достижение поставленных целей банкротства, нарушают баланс между должником и его кредиторами, а также баланс интересов отдельных категорий кредиторов, не обеспечивают защиту прав и интересов профессионального сообщества арбитражных управляющих и саморегулируемых организаций, что в итоге противоречит интересам должников, кредиторов, государства и общества в целом. За принятие такого обращения проголосовало 14 членов РССОАУ, что составляет более половины от общего числа членов. Кроме того, на указанном собрании рассматривались вопросы досрочного прекращения полномочий членов Совета Союза в целом и досрочного прекращения полномочий Председателя Совета. Эти решения Общим собранием не были приняты несмотря на то, что за них проголосовало более половины членов РССОАУ и, соответственно, 63,6 % и 59% от общего числа голосов членов РССОАУ, присутствовавших на Общем собрании, так как для принятия решений по этим вопросам необходимо большинство – более чем 2/3 (66,7%) от общего числа голосов членов РССОАУ, присутствовавших на Общем собрании. Таким образом, положения законопроекта, а также деятельность Совета РССОАУ и его Председателя поддержало – 8-9 саморегулируемых организаций, принимавших участие в Общем собрании, что составляет чуть более 1/3 от общего числа его членов , присутствовавших на Общем собрании. Позиция большинства членов РССОАУ и подавляющего большинства саморегулируемых организаций арбитражных управляющих – не членов РССОАУ состоит в нецелесообразности рассмотрения положений законопроекта и необходимости дальнейшего их обсуждения с участием бизнес-сообщества, профессионального сообщества саморегулируемых организаций арбитражных управляющих с целью , получить объективную оценку возможных эффектов введения нового регулирования и коррупционных опасностей этого введения с целью формирования единой позиции в отношении этих положений, с учетом всесторонней оценки их воздействия на ключевую фигуру арбитражного управления – арбитражного управляющего, на повышение эффективности его деятельности, а также с учетом рассмотрения предложений по совершенствованию Закона о банкротстве, подготовленных Рабочей группой РССОАУ.


В связи с несогласием большинства членов РССОАУ(как Национального объединения саморегулируемых организаций арбитражных управляющих), а также саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, которые в силу законопроекта должны стать членами Национального объединения, с положениями законопроекта определяющими деятельность Национального объединения, у РССОАУ, как Национального объединения саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, отсутствует возможность реализовывать полномочия Национального объединения, предусмотренные законопроектом.


Также вызывают сомнения возможности реализации Советом и Президентом Национального объединения полномочий, предоставляемых Национальному объединению законопроектом, так как в соответствии с пунктами 7.4 и 7.8 Устава РССОАУ полномочия всех членов Совета прекращаются 25 октября 2018 года. В условиях резкого размежевания позиций членов РССОАУ избрание нового состава Совета РССОАУ, в соответствии с пунктами 6.3.4 и 6.6. Устава, большинством в 2/3 от числа голосов членов, присутствующих на Общем собрании, является крайне проблематичным.


Просмотров: 1Комментариев: 0