Судебное установление требований как гарантия защиты конституционного права собственности

Пост обновлен 27 авг. 2019 г.

Отдельные размышления к законопроекту ВС РФ


Вчера участники банкротной отрасли столкнулись с новостью – ВС РФ подготовлен законопроект, предполагающий установление требований арбитражным управляющим, а не судом, как это есть сейчас.

Новость подробнее описана здесь.


Не уверен, что в ближайшее время хватит на серьезную аналитику в части названного предложения. При этом с учетом приведенного в новости единственного и к тому же положительного комментария есть опасения, что подготовка названной аналитики может оказаться несвоевременной – законопроект может стать законом до того, как такая аналитика выйдет.


В связи с этим здесь в рамках сухого анализа хотелось бы поставить следующие вопросы:

1. Означает ли законопроект, что арбитражный управляющий должен будет решать вопросы:

  • со сроками давности;

  • аффилированности и т.н. "субординации";

  • наличия предмета залога;

  • субординации исполнившего поручителя (залогодателя);

  • ничтожности оснований возникновения требования;

  • квалификации требования в качестве денежного / неденежного;

  • допущенного злоупотребления правом;

  • размера требований из длящихся отношений (подряды, поставки, инвестпроекты);

  • квалификации отношения в качестве обязательственного или вещного;

  • противопоставимости учтенного и неучтенного залога;

  • разграничения реального ущерба и упущенной выгоды;

  • соотношения регресса и суброгации и т.п.

2. Означает ли это, что ВС РФ гарантирует невозможность проведения первого собрания кредиторов с нужной повесткой до того, как будет судом восстановлена справедливость по всем направленным АУ требованиям, а также невозможность специального непроведения первого собрания кредиторов до перехода в процедуру "по существу" (п. 2 ст. 75 Закона о банкротстве).

3. Означает ли предложение, что отношение к арбитражным управляющим меняется: от жесткого контроля (ответственность, отстранение, убытки) к значительному доверию. Есть ли предпосылки к такому изменению отношения. Не связаны ли такие предпосылки с неизвестными юридической общественности планами по реструктуризации отрасли и сокращения количества участников антикризисного управления с одновременным установлением централизованного контроля за оставшимися.

4. Не стоит ли пойти дальше и провести такую же реформу в части исполнительного производства: например, можно, не обращаясь в суд за защитой своего субъективного права, направить судебному приставу-исполнителю заявление об исполнении своего требования к любому лицу. Судебный пристав-исполнитель рассмотрит это заявление и при согласии с ним начнет процедуру обращения взыскания. Если должник не согласен, он сможет тогда обратиться в суд.

5. Означает ли предложение, что теперь для противопоставления кому бы то ни было своего притязания на первой стадии суд не нужен: лишение собственности (а имущественное право конкурирующего кредитора в конституционно-правовом аспекте входит в содержание права собственности) возможно во внесудебном порядке, гарантии предоставляются на стадии несогласия с таким лишением.

6. Означает ли это, что Российская Федерация вновь готова брать на себя ответственность за арбитражных управляющих и аргумент, который помог России выиграть в деле Котова (Kotov v. Russia, жалоба N 54522/00) о том, что АУ не является представителем России, теперь не будет работать.

7. Учитывалось ли при разработке законопроекта то обстоятельство, что четверть всех пересмотренных ВС РФ и ВАС РФ дел за последние 4,5 года (98 из 441) касаются судебных ошибок при рассмотрении вопросов об установлении требований.

8. Если учитывалось, означает ли предложение, что арбитражные управляющие, по мнению ВС РФ, лучше судов справятся с данной проблематикой.

9. Был ли изучен опыт иных правопорядков при разработке указанного предложения. В частности, практика применения параграфов 177, 178, 179 Положения о несостоятельности, которые содержат гарантии на судебное рассмотрение требования (заседание по проверке + право на иск об установлении в случае возражения кредитора или управляющего).

10. Означает ли предложение пересмотр подхода ВС РФ к существу установления требования: от экзамена требования даже при отсутствии возражений (п. 26 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35) к свободному формированию реестра требований кредиторов.

11. Будет ли арбитражный управляющий нести ответственность за включение необоснованного требования или невключение обоснованного.

12. Будет ли заявитель нести ответственность за фальсификацию оснований требования.

13. Вправе ли арбитражный управляющий назначить проведение экспертизы для установления фальсификации.

14. Вправе ли арбитражный управляющий назначить проведение экспертизы для установления объема требования (подрядные отношения, например).


15. Не приведет ли предложение к еще большему закреплению фактического неравенства между системными кредиторами (уполномоченный орган + крупные кредитные учреждения) и всеми остальными. Такое неравенство, предопределенное финансовыми и организационными возможностями, ранее сглаживалось судом: не получится ли так, что арбитражные управляющие будут выполнять политику системных кредиторов (в целях избежания рисков), в ряде случаев в ущерб всем остальным.


16. Если вдруг будет принят законопроект 239932-7, предполагающий отмену обязательности процедуры наблюдения (надеюсь, что этого не будет), означает ли это, что конкурсный управляющий может приступить к распределению имущества должника уже после самостоятельного установления требования, не дожидаясь рассмотрения всех споров по такому установлению. Если не предполагается, как предлагается гарантировать недопустимость такого распределения.

Остается надеяться, что у юридической общественности будут действенные механизмы обсуждения соответствующего предложения.


Евгений Дмитриевич СУВОРОВ Источник: Закон.Ру

Просмотров: 2Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

О передаче полномочий по включению в реестр от арбитражных судов в ведение арбитражных управляющих

Открытое письмо в связи с рассмотрением законопроекта № 598603-7 О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)