Позиция по проекту федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты...»

Обновлено: 21 авг. 2019 г.

ОБЩЕРОССИЙСКИЙ ПРОФСОЮЗ

АРБИТРАЖНЫХ УПРАВЛЯЮЩИХ (ОРПАУ)

115035, г. Москва, Раушская наб., д. 4,5

8(495)363-0969

vasilega@orpau.ru

№ ____ от «___» января 2019 года

на № 05-04-13/91327 от 14.12.2018


Министерство финансов Российской Федерации

Департамент финансовой политики

копия:

Министерство экономического развития Российской Федерации

Департамент финансово-банковской деятельности и инвестиционного развития



В ответ на обращение Департамента финансовой политики Министерства финансов Российской Федерации (далее – департамент) от 14.12.2018 № 05-04-13/91327 о развитии взаимного страхования направляем позицию Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих (далее - Профсоюз) по проекту федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – законопроект) в части предлагаемого механизма страхования гражданской ответственности арбитражных управляющих (далее – страхование) обществом взаимного страхования или страховой организацией (далее – страховщики).


В целом поддерживаем необходимость внесения изменений в Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) в части повышения эффективности механизма обеспечения гражданской ответственности арбитражных управляющих, который на сегодня не отвечает ни интересам самих арбитражных управляющих, ни интересам лиц, которым арбитражные управляющих могут причиняют убытки. Допуск на рынок страхования гражданской ответственности арбитражных управляющих обществ взаимного страхования повысит конкуренцию, что благоприятно скажется на институте банкротства. Однако считаем, что предлагаемый законопроект имеет ряд недостатков, вследствие чего поставленная цель может не только не быть достигнута, но и получиться обратный эффект.


Просим, в окончательном тексте законопроекта учесть предложенные Профсоюзам замечания, также выражаем заинтересованность в участии в обсуждении законопроекта.


1. Считаем, что пункт 5 статьи 20.4 и абзац девятый пункта 7 статьи 21.1 Закона о банкротстве (пункты 3 и 5 статьи 5 законопроекта) следует вообще исключить, регулирование механизма защиты от неправомерных действий арбитражных управляющих должно осуществлять исключительно государство, так как на федеральном уровне отсутствует представитель лиц, в интересах которых необходимы такие механизмы защиты.


Представитель арбитражных управляющих должен участвовать в реализации этого механизма, но лишь для соблюдения баланса интересов при принятии государством решений, так как любое повышение гарантий приводит к дополнительной финансовой нагрузке на арбитражных управляющих, что влечет удорожание процедур банкротства для лиц, участвующих в деле, снижает независимость арбитражных управляющих, повышает коррупционную составляющую и в итоге качество их услуг ухудшается, а затраты на процедуры банкротства увеличиваются. Более подробно предложения Профсоюза по обеспечению баланса интересов раскрыты далее по тексту в пунктах 5 и 6.


2. Проектируемым пунктом 1 статьи 24.1 Закона о банкротстве установлен первоначальный годовой срок договора страхования, однако процедура, применяемая в деле о банкротстве, (далее – процедура) может быть введена на срок меньше одного года, например, срок процедуры наблюдения ограничен семью месяцами (статья 51 Закона о банкротстве), также арбитражный управляющий может быть снят арбитражным судом с должности до окончания срока процедуры. Это приведет к тому, что арбитражный управляющий будет страховать свою ответственность за период, когда он не сможет причинить убытков. Учитывая, что арбитражный управляющий, будучи утвержден в деле о банкротстве, не знает заранее срок нахождения в должности, считаем более естественным для данного вида профессиональной деятельности ежемесячную оплату по договору страхования и автоматическое прекращение действия договора при снятии арбитражного управляющего с должности в деле о банкротстве.


3. Термин в пункте «балансовая стоимость активов на дату введения соответствующей процедуры» является неоднозначным, так как неясно его применение в случае, когда процедура уже длится длительное время и часть имущества реализовано. В этом случае может сложиться ошибочное мнение, что размер ответственности арбитражного управляющего зависит от стоимости активов, которыми он уже не может распоряжаться и не может причинить убытки. Предлагается использовать «балансовая стоимость по состоянию на последнюю отчетную дату подтвержденных активов должника на дату заключения дополнительного договора страхования», то есть перечень активов берется на дату заключения договора, а их балансовая стоимость на дату введения процедуры.


4. Положения проектируемого пункта 9 статьи 24.1 Закона о банкротстве противоречат статье 965 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), так как устанавливают безусловное право страховщика на регресс, в то время как ГК РФ устанавливает такое право только при суброгации. Безусловное право на регрессное требование противоречит самому смыслу страхования, так как отсутствует риск, который принимает на себя страховщик за полученную страховую премию. Считаем, что пункт 9 статьи 24.1 Закона о банкротстве необходимо оставить в действующей редакции, в связи с чем убрать из проектируемого пункта 6 статьи 24.1 Закона о банкротстве перенесенные в него положения.


Арбитражный суд при взыскании с арбитражного управляющего убытков не устанавливает форму вины, поэтому проектируемая ред